Сайт находится на реконструкции, мы меняемся для Вас!

ТЕТ-а-ТЕТ С ВЛАСТЬЮ

первый общественно-политический GR-журнал в россии

НЕФТЕГАЗСТРОЙПРОФСОЮЗ России - ставка больше, чем жизнь

Нефтегазстройпрофсоюз России имеет более чем столетнюю историю, но в новой России его становление ведёт свой отсчёт с 1990 года, именно тогда он был преобразован под реалии современности. Подводя первые итоги, можно констатировать, что 25 лет работы – это период, за который общественная организация, стоящая на страже защиты трудовых прав и социаль­ных гарантий своих членов, выросла и окрепла вместе со страной, став мощным центром, ак­кумулирующим ключевые проблемы отрасли в своём сегменте. Сегодня профсоюз переживает исторический момент, скоро свой пост покидает его бессменный лидер, ставший символом ор­ганизации, внесший весомый вклад в развитие профсоюзного движения России, Лев Алексее­вич Миронов. Неоценимые заслуги, благодаря которым профсоюз стал авторитетным орга­ном, задают определённую планку и вынуждают предъявлять к будущим кандидатам на этот пост высокие требования.

На сегодняшний день уже и.о. обязанности председателя Нефтегазстройпрофсоюза России Лев Миронов планирует передачу своих пол­номочий преемнику в апреле. Он считает, что перед организацией стоят глобальные задачи и в будущем профсоюзу предстоит немало работы, требующий ответственности и принятия важных решений. Ведь наша страна, богатая природны­ми ресурсами, делает большую ставку на нефте­газовую отрасль, а её золотой кадровый состав формируется годами, и он не должен пострадать в условиях экономического кризиса. А значит, Нефтегазстройпрофсоюз России всегда будет на страже его интересов.

– Лев Алексеевич, как Вы считаете, что кар­динально изменилось в работе профсоюза за прошедшие 25 лет. Какой положительный опыт он может перенести из прошлого в будущее?

– 25 лет назад мы получили от советской систе­мы абсолютно иной профсоюз, наследие которого, по сути, лишь в его исторических корнях. Нашей задачей стало создание на территории РФ принци­пиальной новой профсоюзной структуры, способной достойно и продуктивно работать на федеральном уровне. Как раз в советское время такого органа не существовало: функционировал центральный комитет профсоюза советского союза, а также свои профсоюзы в республиках, в Российской Федера­ции такой структуры не было. Поэтому основной вопрос – консолидация усилий по созданию россий­ского профсоюза новой формации – был решён в краткие сроки. 17 декабря 1990 года состоялся учре­дительный Съезд, где родился Нефтегазстройпро­фсоюз, тогда ещё РФСР, который путём нескольких преобразований трансформировался в Нефтегаз­стройпрофсоюз России.

Ещё на этапе становления пришлось органи­зовывать работу достаточно сложно, потому что стихийно происходящие в обществе глобальные социальные, политические, экономические, культур­ные перемены, определяли вектор развития всего государства, на ходу перестраивалась жизнь целой страны, и профсоюз вместе с ней вливался в новую эпоху. Спроси тогда наших лидеров, они и сами плохо понимали, что происходит. Россия за короткий период преодолела огромный путь, который запад­ные страны проходили столетиями. И вот как раз западные профсоюзы столетиями оформляли усло­вия и методы своей работы, а нам пришлось в счи­танные годы учиться работать в капиталистических условиях. И конечно пришлось на ходу осваивать такие методы защиты как митинги, пикеты, демон­страции под экономическими лозунгами и забастов­ки, голодовки. Это было для нас в диковинку, но новые реалии диктовали свои правила. Поэтому мы старались быть на острие всех профсоюзных про­блем, смело осваивая все методы защиты наших трудящихся, о которых нам только приходилось до этого слышать.

– Что и говорить, беспокойные 90-е годы были непростыми для профсоюза, тогда всем пришлось тяжело – повсеместные реформы, приватизация предприятий, это коснулось и Вашей отрасли.

– Вместо единой отрасли появились отдельные компании, которые переходили от государственной собственности в частные руки. Задержки заработ­ной платы, массовые увольнения людей – всё это было, и с этим надо было как-то бороться. Ведь в стране основные районы добычи нефти и газа – на севере, и там уволенному человеку деваться не­куда. Поэтому нашей основной заботой стала в то время защита северян, чтобы не допустить массо­вых сокращений, и конечно приходилось применять все приемлемые методы, дабы добиваться от новых хозяев и государства своевременной выплаты зара­ботной платы. Это был очень тяжёлый период, но надо сказать, что прошли мы его с честью, доста­точно активно поработали на всех уровнях исполни­тельной и законодательной власти.

В это время проходило реформирование трудо­вого кодекса – создавались новые законы, которые должны были обеспечить легитимное существо­вание профсоюзов. Пришлось поучаствовать и в этом – обсуждение законодательных инициатив, участие в написании Конституции РФ – всё это стало сложной, но интересной работой, которая легла на плечи профсоюза. При формулировании статей Конституции необходимо было приходить к консенсусу с органами исполнительной и законода­тельной власти, искать компромиссные решения с политическими партиями, религиозными конфесси­ями, даже в своей профсоюзной среде приходилось уходить от противоречий.

Дальнейшая работа профсоюза строилась уже с использованием этого краткосрочного опыта, имен­но она дала импульс к развитию и росту, помогла понять изнутри все механизмы существования про­фсоюза в новых экономических реалиях, а также внедриться в международное профсоюзное движе­ние.

Сегодня я могу с уверенностью сказать, что Не­фтегазстройпрофсоюз России за 25 лет состоялся как общественная организация, и как структура, которая защищает интересы работников нефтегазо­вого комплекса.

– Сейчас достаточно сложный период для профсоюза, ведь на работу нефтегазового сек­тора накладывают отпечаток пресловутые за­падные санкции.

– Поймите, всё это не в интересах Евросоюза и, тем более, России. Потому что обе стороны несут потери, это сказывается на уровне жизни населения и наших работников. С каждым кварталом растут цены на потребительские товары, продукты пита­ния, зарплата фактически заморожена, не индекси­руется минимальный размер оплаты труда, падает уровень прожиточного минимума населения. Но, тем не менее, мы не падаем духом, ведём переговоры, на большей части наших предприятий заключены коллективные договоры, и важно удержать вот этот существующий уровень социальных гарантий. Под­чёркиваю, не повысить, а удержать. Есть основные реперные точки в работе профсоюза, наши прямые обязанности – сохранение зарплаты, недопущение оптимизации численности персонала, охрана усло­вий труда, новые законодательные инициативы, в которых мы принимаем участие, разработка про­фессиональных стандартов, контроль за соблюде­нием правил специальной оценки условий труда. В последнем случае это новая законодательная ини­циатива, которая пришла на смену аттестации рабо­чих мест. Наша задача в этом смысле – не допустить при применении данного закона снижения уровня социальных гарантий и защиты наших людей, кото­рые работают во вредных и опасных условиях труда. Все эти текущие моменты требуют повседневной работы над соблюдением законодательства о труде. Необходимо усилить ту платформу, на которой дей­ствует Нефтегазстройпрофсоюз, для обеспечения социальной защиты наших работников.

– Тем более, что санкции только ужесточают­ся. Это сказывается на отрасли?

– Уже более, чем ощутимо, потому что техно­логии, которые применяются в наших профиль­ных отраслях по бурению, эксплуатации нефтяных и газовых скважин, предусматривали достаточно большой процент импортного оборудования. И по­скольку нашим компаниям пришёл запрет на его продажу, а ко всему прочему они ещё и оказались лишены кредитной линии, пострадали многие. Всё это негативно сказывается на отрасли в целом, некоторые проекты даже приходится замораживать или сворачивать вовсе. При этом нужно сохранить кадровый потенциал своих специалистов, именно на него будет сделана ставка после снятия западных санкций. Они должны иметь возможность сразу же включиться в конструктивную работу по развитию, разведке, добычи углеводородов.

Ну, и мировая конъюнктура, конечно, сказыва­ется – стремительно падающие цены на нефть и на газ, сыграли недобрую шутку, отрасль сильно пострадала.

– С Нефтегазстройпрофсоюзом России нера­здельно связывают Ваше имя, в его положитель­ном реноме во многом именно Ваша заслуга.

– Нефтегазовой отрасли в принципе уделяется повышенное внимание – как со стороны властей, так и общественности, что называется, мы всё время на виду. Это и понятно, ведь прибыль от неё – существенная составляющая государственно­го бюджета.

За время работы в профсоюзе мне пришлось принимать немало ответственных решений, и хочу сказать, что важным было умение предусматри­вать любые сложности и оперативно решать их. А они возникают всегда. Вот сейчас мы участвуем в государственной системе социального партнёрст­ва, на федеральном уровне заключаем отраслевое соглашение. В Объединение работодателей нефте­газового комплекса не входят наши крупнейшие компании, это, безусловно, создаёт трудности, но, тем не менее, на уровне российской трёхсторон­ней комиссии нам приходится защищать трудовые права членов нашего профсоюза и свои корпора­тивные интересы. Мы понимаем, в условиях сан­кций и экономического кризиса исполнительные органы власти будут пытаться наложить допол­нительные поборы на нефтегазовые компании, что повлечёт за собой негативные последствия. Необходимо сохранить оптимальный уровень со­циальных гарантий для членов нашего профсоюза, и мы на всех уровнях нашей структуры стараемся его удержать.

– Вернёмся к декабрьскому съезду 2015 года, на котором не было принято ключевого реше­ния, что ждёт нас в апреле?

– Дело в том, что на съезде неразрешимым ока­зался только вопрос выбора председателя профсо­юза. В остальном, он прошёл плодотворно, мы вне­сли определённые изменения и дополнения в Устав профсоюза, приняли ряд документов, касающихся основных направлений деятельности нашей органи­зации на ближайший период, а также специальную резолюцию, исходя из экономического состояния компаний нефтегазового комплекса в целом, и осно­вываясь на сегодняшних реалиях.

Основной проблемой на декабрьском съезде стало избрание нового председателя. Выборы действитель­но проходили достаточно сложно в условиях тайного голосования, однако никто из двух претендентов так и не смог набрать квалифицированное большинство. И, как известно, мне пришлось продолжить свою работу в качестве Председателя профсоюза, только уже на правах исполняющего обязанности.

Я надеюсь, что наши профсоюзные лидеры, которые в большинстве своём участвовали в ра­боте съезда, всё-таки сделают выводы, исходя из той ситуации, которая сложилась, и мне кажется, что 14 апреля, когда этот вопрос будет главным на повестке дня, мы придём к общему знамена­телю. Мне хотелось бы, чтобы новое руководство Нефтегазстройпрофсоюза России обеспечило пре­емственность в деятельности нашей организации для сохранения традиций профсоюза, которому в ноябре исполняется 110 лет с момента создания. Вы знаете, мы ведём летоисчисление именно от этой даты, когда в 1906 году в г. Баку был официально оформлен Союз Нефтепромышленных рабочих – родоначальник Нефтегазстройпрофсоюза России.

Ну а наша задача создать для будущего руковод­ства профсоюза на федеральном и региональном уровне оптимальные условия работы, передав свои полномочия, чтобы была твёрдая платформа, с которой они будут продолжать работу по защите социально-трудовых и экономических прав членов профсоюза.

– На сегодня Вы продолжаете активную рабо­ту, вот в феврале посетили Норвегию по линии международного профсоюзного сотрудничест­ва. Как проходила эта встреча?

– Норвежцы – наши давнишние и традиционные коллеги, с которыми у нас сложились достаточно плотные взаимоотношения и сегодня достигнуто полное взаимопонимание по обсуждению специфи­ческих профсоюзных вопросов. Надо сказать, что именно профсоюз норвежских нефтяников помогал нам внедряться в международное профсоюзное движение. Эти традиции идут ещё с советских времён, когда были установлены первые рабочие контакты. Для того, чтобы помочь нашим специали­стам обходить санкции, мы с норвежцами пошли по определённому пути. Профсоюзы, как известно, под деятельность санкций не попадают, поэтому мы под крышами своих профсоюзов проводим обучение и взаимные консультации для российских специа­листов, занимающихся бурением и эксплуатацией, делая акцент на разработке арктического шельфа.

Почему нам это интересно? Да потому, что у норвежской стороны в этом деле есть достаточно серьёзный опыт, они могли бы помочь в разработке нашего арктического шельфа. Мы привлекали к этим консультациям специалистов наших ведущих компаний – ГАЗПРОМ, РОСНЕФТЬ, ЛУКОЙЛ, кото­рые заинтересованы в разработке шельфа. Всё это происходило на уровне и при участии российских Минэнерго и Минтруда.

Во время нашего визита в Норвегию мы провели встречи с руководством норвежского профсою­за Industri Energy, торговым представительством России в Норвегии, послом РФ в Норвегии и до­говорились по взаимодействию при проведении целого ряда совместных мероприятий. Они станут импульсом для взаимодействия на высоком уровне и позволят достичь наших целей. Могу с уверенно­стью сказать, что на таком высоком уровне ещё ни один профсоюз никогда не работал.

– Какие мероприятия ещё планируются на ближайшее время?

– Дело в том, что нашу текущую работу никто не отменял, хотя наша команда уже является ис­полняющей обязанности. Мы стараемся достойно исполнять эти обязанности, тем более, что работы немало. Сейчас проходят семинары по информа­ционно-аналитической работе, в плане – семинар юридической службы в Сургуте, а также конфе­ренция по спецоценке условий труда, семинар по обучению технических инспекторов труда в Крыму. Эта акция, кстати, носит двойной характер – не только обучение, но и адаптация наших крымских коллег к российским условиям труда, чтобы они могли познакомиться с последними веяниями в этой сфере, так сказать приобщение технической инспекции к российским стандартам.

– Лев Алексеевич, Вас уважают коллеги и пар­тнёры, а как Вы сами оцениваете свою работу за эти 25 лет, что было главным?

– Я поставил вопрос иначе – НАШУ работу, потому что я работаю в команде. За эти годы случалось всякое, были периоды, когда всем нам было тяжело и на федеральном уровне, и на ре­гиональном, и, конечно, на «передовой линии обо­роны» – на предприятиях, в трудовых коллективах. Я считаю, нашу задачу мы выполнили в полном объёме, потому что, несмотря на существующие центробежные тенденции, нам удалось сохранить единый профсоюз, с единой идеологией. Это мне кажется главным достижением.

Да, у нас есть естественные противоречия между руководством региональных профсоюзных организаций и руководством наших межрегио­нальных структур. Но это, так скажем, рутинная работа, и я надеюсь, что эти противоречия будут успешно преодолены. Я могу сказать, что мы можем быть удовлетворены ходом созидательной работы профсоюза за все эти годы, что мы достой­но защищали интересы его членов на всех уровнях нашей структуры. Думаю, что нашим наследникам мы оставляем хороший задел для дальнейшего развития методов работы и возможностей, кото­рые дают нам состояние российского общества и новые технические реалии, связанные с развитием информационной деятельности профсоюза. Вот здесь как раз сегодня открывается широкое поле деятельности, чтобы в ней мы дошли до каждого члена профсоюза, используя единое информаци­онное пространство профсоюза и современные технологии, так что за стремительное развитие и ощутимую пользу от работы Нефтегазстройпро­фсоюза России я спокоен.

P.S. В следующем номере мы узнаем на кого сделали ставку члены профсоюза, Лев Алексе­евич Миронов обязательно представит своего преемника, который возглавит Нефтегазстрой­профсоюз России.

Беседовал

Владимир ШИШКИН


ОтменитьДобавить комментарий