Сайт находится на реконструкции, мы меняемся для Вас!

ТЕТ-а-ТЕТ С ВЛАСТЬЮ

первый общественно-политический GR-журнал в россии

Межрегиональный форум Общероссийского народного фронта

Межрегиональный форум Общероссийского народного фронта

Владимир Путин принял участие в пленарном заседании межрегионального форума Общероссийского народного фронта «Форум действий. Крым».

Межрегиональный форум Общероссийского народного фронта

Среди основных тем форума – энергетика и газоснабжение, развитие АПК и туристического потенциала полуострова, повышение доступности образования и качества услуг в сфере ЖКХ, вопросы экологии, сохранения объектов культурного наследия. 

К участию в обсуждениях приглашены около 350 человек, в том числе гражданские активисты Крыма и Севастополя, эксперты, представители профессиональных сообществ: врачи, учителя, работники сельского хозяйства, учёные, предприниматели.

«Форум действий. Крым» в Ялте – третий из запланированных на 2016 год межрегиональных форумов Общероссийского народного фронта, ранее дискуссии о выполнении майских указов и поручений Президента в субъектах Российской Федерации состоялись в Ставрополе и Йошкар-Оле.

В.Путин: Добрый день, дорогие друзья, спасибо большое за аплодисменты.

Общероссийский народный фронт проводит уже третье мероприятие, третий межрегиональный форум в этом году: в Йошкар-Оле проводили, в Ставрополе, теперь здесь, в Крыму.

Мы знаем, как много среди крымчан, севастопольцев активных людей, неравнодушных, с активной позицией, искренне болеющих, переживающих за судьбу Крыма, за судьбу России в целом. И самое яркое подтверждение этому, конечно, события весны 2014 года, когда люди сами определили свою судьбу, сами решили, где и как они хотят жить.

С того момента была проведена масштабная и трудоёмкая работа по интеграции Республики Крым, Севастополя в единое правовое, экономическое, социальное пространство России. Это непростая, действительно, работа оказалась.

В сжатые сроки сняты вопросы энергетической, водной блокады полуострова, хорошими темпами идёт строительство транспортного перехода через Керченский пролив. Рассчитываю, что и подходы к мосту, и вся необходимая сопутствующая инфраструктура также будут сделаны качественно и в срок.

В реализации этих проектов, в решении других насущных вопросов важную роль сыграл вовлечённый, деятельный настрой самих жителей Крыма и Севастополя, их энергия, нацеленность на результат. И не случайно здесь были востребованы механизмы ОНФ. Я хотел бы в этой связи напомнить, что ОНФ, Общероссийский народный фронт, – это первое объединение общественное, которое пришло в Крым после проведения референдума.

Работа, повторю, проведена большая, но мы понимаем, что этого совершенно недостаточно. Многие проблемы ещё не решены, это естественно, тем более что многие из этих вопросов копились годами, если не сказать десятилетиями.

Конечно, в первую очередь мы должны сосредоточиться на самых чувствительных для граждан вопросах: на модернизации социальной инфраструктуры, обновлении транспортной сферы, создании новых рабочих мест. При этом необходимо грамотно распределять финансовые ресурсы, добиваться того, чтобы вложенные средства давали максимальную отдачу.

Кроме того, крайне важно слышать мнение людей, понимать, какие вопросы их больше всего волнуют, получать так называемую обратную связь. Без этого меры по развитию региона не будут в полной мере эффективными.

Очень надеюсь, что активисты ОНФ (Общероссийского народного фронта) продолжат свою работу по мониторингу и анализу наиболее острых проблем, волнующих крымчан, по выработке конкретных предложений, направленных на улучшение ситуации. Это крайне важное и чрезвычайно нужное, полезное дело, от него напрямую будет зависеть само качество повседневной жизни людей.

Уважаемые друзья! Как показывает опыт предыдущих форумов ОНФ, такие встречи дают возможность не только обменяться мнениями по той или иной проблеме, но и выйти на действительно содержательные решения. Мы видим, что практика прямого диалога действует и даёт результат.

Знаю, в ходе форума вы обсуждали многие насущные проблемы, звучали различные предложения по тому, как решать эти вопросы. Очень рассчитываю, что и в этой части нашей совместной работы мы будем так же откровенны друг с другом, будем поднимать острые вопросы, которые вы уже обсуждали между собой, и очень рассчитываю на то, что выйдем на нужные для людей решения.

Спасибо вам большое за внимание.

С.Говорухин: Коллеги, начнём работать.

Как всегда, наш форум проходит два дня. Вчера мы на тематических площадках обсуждали наболевшие, самые насущные вопросы. Те проблемы, которые требуют участия руководства страны, с проектами готовых решений будут сегодня доложены нашему лидеру Владимиру Владимировичу.

Мне будут помогать два соведущих: это Елизавета Цокур, координатор волонтёрского корпуса 70-летия Победы города Севастополя, и Борис Левин, главный врач участковой больницы в посёлке Кольчугино Симферопольского района, журналист, лауреат премии «Золотое перо России».

Пожалуйста, Борис Романович, начинайте.

Б.Левин: Добрый день, Владимир Владимирович!

Мы, крымчане, очень внимательно следили за ходом межрегиональных форумов, о которых Вы говорили, – и в Ставрополе, и в Йошкар-Оле, и отметили не только их большую важность, но и эффективность – то, к чему крымчане и стремятся в последние 2,5 года.

Наметились очень серьёзные позитивные изменения в нашей жизни. Подавляющее большинство крымчан поддерживает и Ваши инициативы, и всё, что происходит у нас на полуострове за эти 2,5 года. Но остаются ещё вопросы, действительно, которые мы вправе предложить Вам для решения сегодня на нашем «Форуме действий. Крым», мы на это очень рассчитываем и на дальнейшую эффективность наших тем.

Е.Цокур: Добрый день, Владимир Владимирович!

Вчера на тематических площадках форума обсуждали действительно важнейшие вопросы развития Республики Крым и города Севастополя: это и аграрные вопросы, и развитие экономики, образование, культура. Позвольте, пожалуйста, перейти к нашим предложениям и вопросам.

В.Путин: Конечно.

Е.Цокур: 2018 год – это крайне важный год для Республики Крым, ведь именно тогда будет открыт мост через Керченский пролив, и, естественно, количество туристов, прежде всего автомобильных туристов, увеличится в разы. Однако придорожная инфраструктура, стоит сказать честно, оставляет желать лучшего. Я хочу предоставить слово предпринимателю, активисту ОНФ Ивану Комелову.

И.Комелов: Добрый день, Владимир Владимирович.

Иван Комелов, Севастополь.

Мы на тематической площадке обсудили проблематику развития придорожной инфраструктуры. На сегодняшний день прекрасно понимаем, что уже в этом году более миллиона автомобилей въехали на полуостров. После ввода в эксплуатацию моста это количество увеличится в разы, и, естественно, вопрос этот встанет очень остро.

Мы прекрасно понимаем, что, конечно, Вы уделяете огромное внимание развитию Крыма и Севастополя в частности: строится [федеральная трасса] «Таврида», строится мост. Но вызывает определённую обеспокоенность появившаяся информация, что при съезде с четырёхполосного моста съезды будут двухполосные, точно так же и ряд участков «Тавриды» в 2018 году будут двухполосными. Это вызовет определённый эффект «бутылочного горлышка» и может стать проблемой.

Что касается инфраструктуры, хотелось бы обратить внимание, что и в программе, в ФЦП, и в проекте «Таврида» на сегодняшний день сами объекты придорожной инфраструктуры не учтены. И было бы очень хорошо дать поручение проектировщикам, чтобы они такие объекты запроектировали. Тем более что предприниматели Севастополя, предприниматели Крыма готовы и имеют опыт для организации соответствующего обеспечения туристов, организации такого сервиса, но нужно это сделать безопасно, качественно и, естественно, в рамках проектировочных норм.

Поэтому было бы замечательно, если бы у Вас была возможность дать такое поручение проектировщикам обратить на это внимание. Мы были бы Вам очень благодарны. Спасибо.

В.Путин: Я видел эти сообщения в прессе, по телевизионным каналам прошла информация о том, что может образоваться вот это самое «бутылочное горлышко», когда четыре автомобильные полосы с моста будут уходить в две полосы дороги.

Планируется в целом четыре полосы, на первом этапе – две. Почему? Чтобы не закрыть движение вообще. Мы постараемся сделать эту работу как можно быстрее. Планируется, что будет осуществлено строительство двух абсолютно новых полос, вернее – сначала двуполосное движение. Потом та дорога, которая сейчас есть, будет практически перестроена. Будет фактически новая дорога в том же коридоре, но, пока будут строить новую, она будет работать. После того как будет построена новая, возьмёмся за старую, если от неё что‑то останется. По сути, это будет тоже новая дорога. И в конечном итоге это будет четырёхполосное движение тоже, как и по мосту.

Действительно, объём возрастёт существенно: по предварительным подсчётам, в Крыму этот мостовой переход должен обеспечить где‑то (там же ещё и поезда будут ходить в обе стороны) примерно 14 миллионов туристов, и где‑то до 13 миллионов транспортных средств может проходить. Поэтому это вопрос, который изучался. Честно скажу, первоначально хотели даже двухполосный мост сделать, но в конечном итоге всё‑таки убедил своих коллег в том, что это тот случай, когда нужно сработать на вырост. Я уверен, что это будет востребовано.

У нас то же самое произошло во Владивостоке: меня все убеждали, что там не нужен такой аэропорт, какой построен, не нужны эти дороги, которые там построены, не нужно железнодорожное сообщение из аэропорта в центр, потому что после проведения саммита АТЭС не будет это всё востребовано. Ничего подобного: оказалось, что перевалочным пунктом Владивосток стал довольно быстро, и многие пассажиры используют Владивосток для поездок в другие страны. Уже практически всё загружено и востребовано. И здесь будет то же самое, я даже не сомневаюсь.

Что касается придорожной инфраструктуры: чрезвычайно важная составляющая работы – я думаю, что это должно было быть сделано, должно быть предусмотрено в планах строительства дорожной сети. Но если этого нет – конечно, обратим на это внимание проектировщиков. Здесь коллеги находятся, всё слышат, мы это зафиксируем в протоколе нашей сегодняшней встречи, и это будет передано в Министерство транспорта. Соответственно и Сергей Валерьевич [Аксёнов] тоже здесь, слышит, пометит для себя.

Но, мне кажется, этого, может быть, даже недостаточно. Здесь знаете, над чем надо подумать? Я был бы готов помочь даже местному бизнесу реализовывать эти программы, для этого должна быть программа развития придорожной инфраструктуры, имею в виду строительство автозаправочных станций, кафе, ресторанов и так далее. Конечно, мы всегда и везде исходим из того, что это исключительное дело самого бизнеса: вам площадку дали, инфраструктуру обеспечили – пожалуйста. Вполне возможно было бы предусмотреть и дополнительные субсидии на реализацию этих проектов, только нужно понять объёмы, направления – и так, если мы подойдём к этому, чтобы эти деньги не растворились неизвестно куда, а шли на конкретные проекты.

Прикиньте это вместе с коллегами. Сергея Валерьевича попрошу это продумать, потому что это дело региональных властей. Сделайте такую программу, а я постараюсь помочь с организацией финансирования, источники поищем.

Е.Цокур: Владимир Владимирович, позвольте, я продолжу тему строительства Керченского моста, она очень важна для нас. Хочу предоставить слово коренной керчанке Майе Хужиной для продолжения темы.

М.Хужина: Добрый день!

Я родилась, выросла, живу и работаю в городе Керчи, и этот город и его проблемы волнуют меня постоянно. Наш город когда‑то был тупиковым, но на сегодняшний день у нас идёт с опережением графика невероятное строительство этого огромного сооружения, как Керченский мост.

Но керчан сейчас, особенно тех керчан, которые живут в зоне строительства этого моста, волнует проблема переселения. 31 октября планировалось переселить этих людей в новые жилые дома. Люди сегодня живут в своих домах, график отставания по строительству – 46 суток. Фирма-подрядчик не выполняет свои обязательства, строительство не соответствует ГОСТу. Таким образом, ни качество, ни сроки не выполняются.

Жители города, особенно жители этих домов, обеспокоены своим отселением и очень просят Вас, пожалуйста, Владимир Владимирович, возьмите под личный контроль строительство домов для переселенцев, чтобы эта проблема не омрачила то грандиозное и долгожданное событие, которого мы все с Вами ждём. Спасибо.

В.Путин: Эта проблема мне тоже известна. Сергей Валерьевич докладывал в прошлый раз, когда я в Керчи был, – насколько я знаю, во всяком случае так он сказал. Сергей Валерьевич говорил: «Можно я Вас не поеду провожать?». Я говорю: «Конечно, можно». – «Я должен срочно поехать с людьми встретиться», – по этому как раз вопросу ездил.

Что касается качества работ, темпов и сроков, которые должны выдержать подрядчики, – конечно, региональные власти должны за этим внимательно следить. Насколько я знаю, финансирование там идёт без сбоев. Это задача федеральных органов власти – обеспечить своевременное финансирование. Сергей Валерьевич подтверждает, никаких ограничений, сбоев в финансировании этой программы нет.

Вопрос – в обеспечении качества и сроков работы теми, кто это делает. Сергей Валерьевич держит это на контроле. Если нужно будет от нас что‑то, от федеральных органов власти, мы тоже сделаем. Но, Вы понимаете, мы же не можем там сами стоять и каждый день контролировать, а местные власти могут: и местные, и региональные.

Я могу посоветовать Сергею Валерьевичу: нужно поставить камеры, вывести в режиме онлайн прямо в кабинет себе и смотреть, что каждый день там происходит.

Очень рассчитываю на то, что всё будет закончено с нужным качеством и в срок. Конечно, нужно за качеством следить, я с Вами согласен; нужно внимательно смотреть за тем, чтобы вот эти квадратные метры жилья, на которые, как мы договаривались, на каждый квадратный метр определённое количество рублей выделяется, – чтобы это соответствовало одно другому. Я посмотрю ещё раз повнимательнее. Но и очень рассчитываю, что люди будут довольны тем, что они получат.

У нас такая же проблема, может быть – гораздо более острая, стояла в Сочи, когда мы осуществляли олимпийский проект. Там с этим тоже было очень много проблем и вопросов, и очень много было обеспокоенности у людей. В конечном итоге люди получили – если по‑честному, а я думаю, что они тоже с этим согласятся, – многие, во всяком случае, получили жильё такого качества, которого у них никогда не было и которое вряд ли они получили бы, если бы не этот олимпийский проект и не это отселение.

Мне бы очень хотелось, чтобы и здесь было сделано на хорошем, высоком уровне, в срок и должного качества, как я уже говорил. Посмотрим, будем это вместе с местными властями контролировать. Но в любом случае это будет доведено до конца, здесь сомнений не может быть никаких, в любом случае.

Б.Левин: После исторических событий марта 2014 года крымчане столкнулись со многими сложными вопросами, и они не скрывали их, и знали чётко Вашу позицию по их реализации; это очень большое значение имело, и я это знаю не понаслышке, как обозреватель МИА «Россия сегодня»: мы контактируем постоянно с нашими слушателями.

Очень важные моменты интеграции нашей республики в российское пространство. Были сложные первые этапы, но постепенно многие вопросы решаются, и очень важный вопрос, который уже в стадии решения, – это внедрение многофункциональных центров. За это огромное спасибо и от многотысячной аудитории наших слушателей.

Алексей Волков сегодня продолжит эту тему.

А.Волков: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, Станислав Сергеевич [Говорухин], уважаемые коллеги!

Это очень важный вопрос, острый (я продолжу Вашу тему), это вошло в список поручений, майских указов.

Многофункциональные центры в Республике Крым и Севастополе запущены, сегодня охват населения практически 100 процентов. Однако многофункциональный центр как «единое окно» для предоставления государственных и муниципальных услуг работает ещё со сбоями. Это касается и несвоевременного финансирования, это касается и вопросов южной ментальности в части количества посредников, которые участвуют на этом рынке, и вопросов отсутствия взаимодействия муниципальных, региональных и исполнительных органов власти, которые не передают достаточное количество услуг.

Если мы говорим о других субъектах Российской Федерации, это более 150 услуг, более 200 документов; и 15 минут – и у вас в кармане несколько услуг или документов. На «материке» в Российской Федерации по факту этот вопрос уже решён. Мы только входим в это, но мы просим Ваш личный контроль с данного поручения не снимать.

В.Путин: Нет, конечно. Вы знаете – коллеги здесь присутствуют из федеральных, из республиканских органов власти, – это достаточно сложный оказался процесс притирки. Нам местные коллеги говорят: мы сами сделаем то‑то и то‑то. Им говорят: «Вам сложно будет». – «Нет, мы сами». Я говорю: ладно, не трогайте, пусть сами.

Сергей Валерьевич не даст соврать, не получается – не потому что люди глупые или безрукие, совсем нет. Дело в том, что они же не знают, как устроена правовая система России. Это только кажется на первый взгляд, что так просто. Там очень много вопросов, мелких проблем, невидимых на первый взгляд. Федеральные начинают пытаться здесь что‑то сами делать – они местных условий не знают, это тоже правда. Поэтому вопрос вхождения, я об этом сказал, в правовое поле, в административное поле России – это оказалось процессом не таким простым. Но реально основные вещи мы уже практически преодолели.

Процесс передачи полномочий у нас и в России ещё до конца не решён, я имею в виду в континентальной России, потому что Крым и Севастополь – тоже Россия. И там всё ещё до конца не решено, мы годами спорим и решаем вопросы, что передать с федерального уровня на региональный, с регионального – на муниципальный и так далее. Но обязательно будем иметь это в виду. И я разделяю Вашу точку зрения, согласно которой это правильное решение по сути – когда из «одного окна» человек в состоянии получить сразу набор услуг. Мы обязательно будем по этому пути дальше идти, в том числе в Крыму и в Севастополе.

И конечно, никто с контроля это снимать не будет, даже после того, как активисты ОНФ придут к выводу, что там всё в порядке. Я вас уверяю, всегда будут проблемы, на которые нужно будет внимательно посмотреть.

Е.Цокур: В Крыму уникальная природа, и ни для кого не секрет, что защищать природу мы действительно готовы. Вчера поднимались эти вопросы, и в преддверии Года экологии, конечно, крайне важна именно экологическая защита нашего региона.

Хочу предоставить слово учёному, которая более 40 лет посвятила именно изучению Чёрного моря, это Наталия Мильчакова. Хочу, чтобы она раскрыла эту тему.

Н.Мильчакова: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, Станислав Сергеевич!

Наверное, проблемы экологии волнуют каждого жителя Крыма и Севастополя.

Но прежде всего я хотела бы благодарить Вас за Крым. Извините за личное, но моей маме 92 года, а в 90 лет она сидела в 6 часов утра, ждала итогов референдума. Кланяется Вам, благодарит, и мы тоже.

В.Путин: А мы кланяемся таким, как Ваша мама.

Н.Мильчакова: Спасибо.

Я родилась в Керчи, занимаюсь проблемами изучения и сохранения экосистемы Азово-Черноморского бассейна. Много проблем.

Но мы пришли в Россию, мы сохранили наши фундаментальные исследования, наши институты в Севастополе. Проблем, конечно, много, но наш дом должен быть чистым для наших поколений, для тех, кто приедет к нам в гости. И конечно, проблема сохранения экосистемы всей нашей: и моря, и береговой зоны, и пляжей – это большая проблема.

Не буду занимать ваше время, но среди наиболее острых проблем – добыча, траловый промысел, это добыча шпрота у берегов Крыма, иногда даже в 200–300 метрах. Отдыхающие, находящиеся в береговой зоне, видят эти тралы. Уничтожается всё биологическое разнообразие, гибнут моллюски-фильтраторы, которые помогают очищать воду. Такая проблема, конечно, стоит.

Росрыболовство, безусловно, делает уже многое, запрещены некоторые районы для использования тралов. Однако такая мера, как ограничить траловый сбор в одномильной зоне от берега, от уреза воды, – это полумера. И конечно, кардинальная мера – может быть, я не совсем права, тем не менее даже рыбаки говорят, что траловый промысел разноглубинными тралами должен быть запрещён у берегов Крыма и России. Причерноморские государства ушли от этого тралового сбора и в бассейне Средиземного моря. Конечно, есть другие методы.

Это социальная проблема; рыбаки, конечно, связаны с ней. Но тем не менее если подойти кошельковыми методами, обратиться во внутренние водоёмы, где можно зарыблять водохранилища, то рыбакам работа будет.

Эта часть запрета, конечно, всегда действует не очень хорошо. Но, согласитесь, если комбайн пустить по цветам (практически такой комбайн идёт по дну) – и где те цветы, что мы оставим поколениям? Это, конечно, образно.

Что бы мы рекомендовали как учёные. Мне хотелось бы, чтобы Вы дали поручение, может быть, или Ваши заместители, всё‑таки сесть за один стол переговоров со всеми природопользователями, которым нужна чистая вода. Водный ресурс Крыма ограничен, надо бережно к нему относиться. Сесть с природопользователями, учёными, органами государственной власти, местными органами – вместе мы создадим стратегию, концепцию развития береговой зоны Азово-Черноморского бассейна, и, возможно, она поможет решить вопрос. Сегодня – трал, завтра возникнет другая проблема. Нужна стратегия, нужна концепция. Благодарю, если Вы обратите на это внимание.

В.Путин: Наталия Афанасьевна, я не буду скрывать, что перед тем, как приехать, вчера я сел у себя и внимательно посмотрел ещё раз, чем Крым живёт, посмотрел на проблемы, с коллегами поговорил.

Да, это действительно одна из крымских проблем – траловый способ добычи рыбы. Вы справедливо этот вопрос поднимаете, потому что в некоторых регионах мира – я уже говорил об этом, наши японские друзья не любят об этом вспоминать: они у своих берегов вытащили всё, там даже воспроизводства трудно добиться – это реальная проблема. Не знаю, прямо сейчас как у них там, дай бог, чтобы всё восстановилось, но они реальную проблему создали когда‑то. Лучше бы нам таких экспериментов не повторять, это правда.

Вместе с тем на что я обращаю внимание: во‑первых, донный траловый лов в Азово-Черноморском бассейне России запрещён. Вы сказали, я её даже записал, такую фразу: «Как будто комбайн идёт по дну, это образно». Таких образов не должно быть, комбайн не должен ходить по дну.

Донный траловый лов запрещён, так же как и запрещено использовать вот эти тралы, которые идут по дну, как комбайн. Разрешён траловый лов в толще воды, не по дну. В некоторых регионах, здесь, на Южном берегу Крыма, с 1 апреля по 1 октября в одномильной зоне и это запрещено, так же как это запрещено в некоторых других районах Крыма в течение всего года в одномильной зоне.

Тем не менее проблема остаётся, думаю, что Вы правы, потому что он запрещён, этот донный траловый лов, а как и кто его соблюдает – ответить на этот вопрос очень сложно. И здесь возникает сразу один вопрос, который точно можно и нужно отрегулировать как можно быстрее, – это контроль. Прежде всего нужно наладить действенный, эффективный контроль за исполнением уже принятых решений, это первое.

Второе, на что хотел бы обратить внимание. Вы тоже об этом упомянули, сказали, что это вопросы социальные, это правда. Таким способом, с помощью небольшого тралового флота, добывается в Крыму 35 тысяч тонн рыбы, с помощью тралов – 35 тысяч; в одномильной зоне – от 14 до 18, больше половины.

Вообще, этот вид деятельности можно назвать бюджетообразующим, он приносит достаточно большие доходы в бюджеты, первое, и, второе, это, конечно, рабочие места: людям где‑то работать надо.

Вы сказали о создании программы. Да, над такой программой надо подумать, и, наверное, её можно сделать, в том числе и внутренние водоёмы зарыбливать, и так далее. Но это будет, во‑первых, уже не морская рыба, а во‑вторых, эту программу ещё надо разработать, отфинансировать, создать, а людям‑то нужно сегодня работать, и зарплату получать, и семьи кормить.

Поэтому у меня вот какое предложение. Когда я это всё читал, я подумал над этим. Здесь нам всем вместе можно и нужно поработать: вместе с рыбаками, с учёными, вместе с общественными организациями подумать, как эффективно заместить этот прибрежный лов. Вы сказали, отдыхающие видят. Они не должны этого видеть. С 1 апреля по 1 октября вообще запрещено в одномильной зоне на ЮБК ловить рыбу таким образом. Если кто‑то ловит – это нарушение.

Но сейчас я не об этом, а о том, что ведь в таких случаях, как правило, речь идёт об обновлении флота. Тогда нам нужно подумать на тему о том, что нужно сделать, чтобы флот обновить, чтобы люди и без работы не сидели, и могли бы отойти от этой мили, уйти чуть подальше. Но это нужно вместе со специалистами, с Росрыболовством, с вами, с рыбаками. И, если все мы придём к выводу о том, что это возможно с помощью обновления флота, мы готовы будем подключиться, я готов буду подключиться и обеспечить схемы и источники финансирования для обновления флота в Крыму.

Это очень серьёзный вопрос, это вопрос, связанный с тем же самым субсидированием, с определением источников финансирования под эту программу. И мы найдём эти средства, нам нужны только реальные предложения, которые вместе с вами и вместе с представителями в данном случае рыболовного бизнеса, вместе с местными властями можно было бы подготовить. Давайте вместе поработаем и подготовим такую программу.

Б.Левин: Владимир Владимирович, не могу не воспользоваться случаем, как врач с 40-летним стажем сельского здравоохранения: я очень рад, что на наших площадках вчера очень активно обсуждалась тема развития здравоохранения в Республике Крым. За эти два с половиной года (можно, наверное, посвятить несколько форумов только этой теме) многое сделано уже в этом отношении.

Лариса Мельник продолжит.

Л.Мельник: Добрый день, Владимир Владимирович!

В.Путин: Предыдущий вопрос – не забудьте его. Давайте сделаем это, это не шутка. Мы реально готовы будем выделить соответствующие ресурсы под это. Программу давайте, программу вместе с рыбаками и с региональными властями, давайте программу обновления флота с тем, чтобы он ушёл за эту одномильную зону, если это возможно. Это специалисты должны сказать, я этого не знаю, в том числе и вы, учёные, те, кто изучают биологию моря, особенно здесь, – это возможно или нет. Наверное, да, но нужны другие способы просто, возможности. Мы готовы помочь, программу давайте.

Л.Мельник: Мельник Лариса, депутат Ленинского муниципального округа города Севастополя, активист Общероссийского народного фронта.

Мне и моим коллегам приходится заниматься вопросами медицины, и мы стараемся это делать очень добросовестно. Я бы вначале хотела поблагодарить от имени коллег Вас за то, что увеличено финансирование медицины полуострова: оно сегодня возросло в два раза по сравнению с 2014 годом, – за модернизацию, в результате которой мы уже получили более 4 тысяч единиц оборудования, за лекарственное обеспечение, в том числе и льготными препаратами, и за обновление парка автомобилей скорой помощи. Крым и Севастополь сегодня получили 182 автомобиля, 60 из которых – реанимобили.

По результатам мониторингов, которые проводят активисты ОНФ регулярно, мы выяснили, что люди признательны за доступность бесплатной медпомощи, за доступность высокотехнологичной медпомощи, за возврат к системе диспансеризации и бесплатных профосмотров и многое другое.

Однако не все проблемы ещё решены. И по результатам тех же мониторингов мы выяснили, что основная проблема, которая волнует население Крыма, это длительность сроков получения медпомощи и – наш извечный бич – очереди в поликлиниках. В связи с этим у нас есть несколько пожеланий, если можно.

Первое. У нас пробуксовывает почему‑то внедрение системы информатизации и автоматизации медицины на полуострове. А ведь именно внедрение таких достижений прогресса, как электронная регистратура, единая информационная система, могло бы существенно улучшить организацию первичного приёма больных. Соответственно это могло бы уменьшить очереди. В связи с этим мы просили бы профильное Министерство усилить контроль именно за информатизацией медицины.

И второе. Часто приходится слышать, что у нас не хватает лечебных учреждений, дескать, поэтому у нас очереди. Владимир Владимирович, честно говоря, у нас на полуострове достаточное количество лечебных учреждений. Вопрос в том, что состояние большинства из них сегодня не выдерживает никакой критики и, конечно, не подходит ни под какие стандарты, что, кстати, и влечёт за собой проблемы в их лицензировании.

И у нас родилось такое нескромное пожелание: может быть, можно как‑то изучить вопрос расширения строительства новых клиник, новых больниц, поликлиник вместо реконструкции старых, потому что мы считаем, что именно новые лечебные учреждения помогли бы преодолеть нам проблему очередей. Спасибо.

В.Путин: Да, это, действительно, одна из проблем, Вы правы. Вы лучше меня знаете, количество медицинских учреждений достаточное на определённое количество проживающего населения, а качество плохое.

Не будем сейчас говорить о прошлом, будем говорить о том, что есть, и о том, что нам нужно сделать самим, чтобы было хорошо. Если Вы считаете, что один из таких вопросов текущих, но важных – информатизация, мы обязательно над этим не просто подумаем, а мы его в самое ближайшее время начнём более эффективно решать, чем это было до сих пор. Министр здесь находится, я Вас прошу мне доложить, какие нужны дополнительные шаги для того, чтобы эту проблему начать прямо сейчас закрывать.

Оборудование нужно ставить, и людей обучать, чтобы они могли соответствующим образом работать, и подключать эти учреждения к соответствующим клиникам в России на «континенте», чтобы легко было получать соответствующую помощь от ведущих специалистов.

Но этого, конечно, недостаточно, нужно строительство новых серьёзных многопрофильных лечебных заведений. Они планируются в Республике Крым и в Севастополе, мы вчера только разговаривали с Дмитрием Владимировичем [Овсянниковым], вчера или позавчера. На мой взгляд, очень всё затягивается. Только в июне собирались выйти на то, чтобы получить документы для начала строительства. Мы договорились, что и в Республике Крым, и в Севастополе в I квартале следующего года должны начаться строительно-монтажные работы.

Дмитрий Николаевич Козак здесь находится, он тоже у нас большой начальник, под его руководством функционируют структуры, которые занимаются всякими экспертизами, они экспертизы могут делать года два – [ужно,] чтобы они сделали экспертизы быстро, качественно, с тем чтобы строительные организации могли приступить к работе.

Согласен с Вами, это должна быть не реконструкция уже имеющихся учреждений, это должно быть строительство на абсолютно новой базе с новым, если не сказать новейшим оборудованием. А мы в России делаем именно так: если уж новое строительство – и оборудование новое там появляется.

Владимир Петрович здесь, я просил его тоже подъехать. Вы в Севастополе или в Крыму будете строить?

В.Евтушенков: И там, и там.

В.Путин: И там, и там. Владимир Петрович здесь, это АФК «Система», такая компания многопрофильная тоже есть у нас. Он будет строить многопрофильные лечебные заведения и в Севастополе, и в Республике Крым.

(Обращаясь к С.Аксёнову) Сергей Валерьевич, я знаю, что Вы планировали к имеющейся многопрофильной больнице что‑то пристраивать. Давайте договоримся, это должно быть новое учреждение. Пускай оно будет рядом, но это должно быть новое.

Почему я с коллегой согласен? Вы знаете, я уже тоже об этом говорил много раз публично: мы когда‑то дискутировали, делать нам или не делать, строить или не строить высокотехнологичные медицинские центры в регионах Российской Федерации. И очень многие отговаривали, говорили: «Не надо, всё равно у них кадров нет, оборудование поставим, на нём некому будет работать». Что получилось? Во‑первых, кадры сразу появились, люди едут, высококлассные специалисты приезжают из крупных городов-миллионников, чтобы работать в более скромных, на первый взгляд, населённых пунктах, поскольку там есть новейшее, самое лучшее в мире оборудование. Люди из‑за границы возвращаются, чтобы работать здесь. Всё получилось, и всё функционирует.

Кроме того, что тысячи людей пользуются услугами этих центров, есть ещё и другой эффект, совершенно неожиданный. Когда появляется такой центр в регионе, все остальные имеющиеся, имевшиеся до сих пор, начинают подтягиваться так или иначе. Это очевидный факт, и очень хороший, кстати сказать, факт, очень полезная составляющая всего этого процесса. Поэтому, конечно, должны быть новые центры.

Владимир Петрович, сможете начать в первом квартале строительно-монтажные работы?

В.Евтушенков: Владимир Владимирович, мы сегодня уже с Министром здравоохранения Ольгой Юрьевной Голодец, с главой Крыма приняли решение, какие проекты делать. Естественно, начать в этом году нужно, иначе мы к 2018 году не успеем. Есть ряд вопросов, которые надо бы обсудить, если это возможно.

В.Путин: Ещё раз не хочу поднимать руководителей Крыма и Севастополя – проекты можно годами согласовывать, а проекты есть, их нужно только привязать к местности, больше ничего не надо, и это точно совершенно можно сделать быстро.

Рассчитываю на то, что Правительство Российской Федерации обеспечит все процедуры, которые от него зависят, а местные власти смогут сделать всё для выделения участков, подключения к инфраструктуре, согласования проектов, потому что на региональном уровне власти согласовывают эти проекты, и работа будет начата. Я просил, чтобы она была начата в I квартале следующего года, но если в этом году – ещё лучше. Дай вам Бог здоровья всем.

Е.Цокур: Владимир Владимирович, в нашем многонациональном Крыму проживает 175 народностей и национальностей. Я бы хотела предоставить слово представителю крымско-татарского народа Ибраиму Ширину.

И.Ширин: Добрый день, Владимир Владимирович!

В.Путин: А на крымско-татарском тоже «здравствуйте» или у вас по‑другому?

И.Ширин: Нет, у нас «мераба».

С возвращением Крыма в Россию очень многое изменилось для крымских татар. Самое интересное, говорили о строительстве соборной мечети более 20 лет – с возвращением в Россию началась стройка, и я вижу, что строительство закончится в сроки, и верю в это. Выдаются земли под строительство индивидуального жилья, выкупаются квартиры для семей, которые не один год стояли в очереди, печатаются и издаются газеты и журналы, которые сберегли традиции и язык крымско-татарского народа, такие как «Йылдыз», «Къырым», «Янъы Дюнья». У нас теперь есть свой национальный телеканал «Миллет», название которого переводится как «народ».

И самое приятное для меня и важное, что у нас теперь издаются книги на крымско-татарском языке – начиная от учебников для школ и заканчивая книгами по истории. Почему важно? Потому что у меня семь месяцев назад родилась дочь, я теперь понимаю, что моя дочь пойдёт в школу и будет учить не только русский государственный и английский как зарубежный, но и государственный крымско-татарский, потому что в Крыму теперь три государственных языка: крымско-татарский, украинский и русский.

Хочу Вас поблагодарить и сказать большое Вам спасибо за Указ о реабилитации коренных народов Крыма. Это очень важно, особенно для крымских татар. Мы 70 лет этого ждали, и тяжело даже сдержаться, чтобы не заплакать, потому что это надо прочувствовать. У нас всё изменилось: и богатство жизни, и взгляды меняются.

Хотел бы сказать, что у нас есть такой праздник, как Хыдырлез. Это наш национальный праздник, есть он только у крымских татар. Я знаю, что вы в 2000 году были в городе Казани на Сабантуе. Пользуясь случаем, хочу Вас пригласить на Хыдырлез в следующем году в мае, все крымские татары были бы рады Вас видеть.

В.Путин: Спасибо.

Если в любом месте в России, абсолютно в любом, скажете, что сегодня Сабантуй, все поймут, что праздник. Хыдырлез пока так широко не известен, но надеюсь, что и это тоже будет достоянием культуры всех народов России. За приглашение спасибо большое.

Я действительно очень надеюсь на то, что все решения, которые были приняты, не останутся на бумаге, а будут реализовываться.

Реабилитация, о которой Вы сейчас сказали, очень важная морально-политическая составляющая нашей работы, но этого, хочу подчеркнуть, недостаточно. Мы обязательно должны будем проводить мероприятия, связанные с социально-экономическими вопросами реабилитации и поддержки людей.

Но ещё раз хочу сказать вот о чём. Я сейчас не помню в абсолютных цифрах… Дмитрий Николаевич, не помните в абсолютных цифрах, сколько мы на эти цели выделяем в программе развития Крыма?

Д.Козак: 10 миллиардов.

В.Путин: 10 миллиардов рублей.

Хочу, чтобы было понятно, что мы выделяем 10 миллиардов на поддержку народов, которые пострадали во время репрессий, на их реабилитацию, на их поддержку. Прежде всего речь идёт о социально-экономической поддержке, потому что политические вопросы уже решены, эти решения приняты. Это касается языка и культуры и возможности обучения на родном языке, касается периодических изданий, а вот материальные вопросы, экономические требуют финансовых ресурсов.

Мы выделили 10 миллиардов на то количество людей, которые сейчас здесь живут. Это и крымские татары, которые здесь живут, и другие народы, которые пострадали. Скажем, немцы же тоже пострадали. В партизанском отряде, где воевал в начале войны мой отец, командир группы был немец. Он здесь при чём, когда немцев отсюда высылали? Там были люди, которые с нацизмом воевали, погибали в борьбе с нацизмом. Но они оказались репрессированными. Или другие народы. Много ведь народов у нас репрессированных.

Мы выделили 10 миллиардов на реабилитацию тех, которые проживают в Крыму. Мы готовы и дальше выделять средства, ресурсы на тех, кто будет приезжать или хотел бы приехать. Но мы должны быть честными в отношениях со всеми и сказать: у нас есть эти средства, мы их выделяем на тех, кто здесь живёт. Когда мы решим основные проблемы, тогда мы можем сказать: давайте, может быть, пойдём дальше. Но пока эти средства на вас, на тех, кто здесь живёт. Мы просто должны честно друг с другом разговаривать.

Я так понимаю, что раньше вообще никаких денег не выделялось на эти цели, и многие посёлки, где крымскотатарское население проживает, они, как бы так сказать помягче, в печальном состоянии находятся. И дороги нужны, и социальные объекты нужны, у некоторых электричества нет, элементарных санитарных удобств нет. Это же всё нужно делать, это же деньги. Вот мы деньги и выделили на тех, кто живёт.

Мы хотим сказать всем, кто хотел бы ещё приехать: да, мы всем рады, но, пожалуйста, имейте в виду, что у нас ресурсы ограничены. Мы будем сначала помогать людям, которые здесь уже есть, а уже потом, может быть, сможем что‑то сделать и другое. Мы хотим это сделать, но сейчас просто выделили деньги на тех, кто здесь.

Хочу, чтобы это было понятно. Не потому, что мы не хотим кого‑то приглашать, мы хотим, но ресурсы у нас такие, какие есть, ограниченные, но будем, разумеется, дальше делать.

Если вы в этом зале находитесь, значит, вы тоже считаете себя активистами Общероссийского народного фронта. Эти средства выделяются, мне бы очень хотелось, чтобы вы здесь тоже подключались и смотрели, как ритмично, неритмично, рационально, нерационально распределяются эти ресурсы. И вообще, они есть или нет, происходит что‑то или не происходит. Я и всех остальных наших коллег призываю как раз к этому.

Любые средства, которые выделяются Федерацией либо республикой, либо городом Севастополем, должны находиться под контролем общественности.

Б.Левин: Владимир Владимирович, для многих не секрет, что Крым – это курортная Мекка, конечно. Наверное, у любого можно спросить про ассоциации с Крымом, скажут: это дворцы, это памятники архитектуры, замечательное море, солнце. Но Крым – очень мощный аграрный сектор и житница. Думаю, что по качеству наших фруктов, овощей, наших продуктов все без исключения приезжающие к нам на отдых говорят только в замечательных, высоких степенях. Действительно, так и есть. Наш регион – это замечательная житница, и наши аграрии не шутя говорят, что они могут пол-России прокормить.

Сергей Кривуца добавит по этому поводу, потому что вопросы ещё, к сожалению, остаются.

С.Кривуца: Добрый день!

Уважаемый Владимир Владимирович, сегодня государственная поддержка субъектов малой и средней форм сельскохозяйственной деятельности крайне необходима для Крыма. Для успешного развития сельскохозяйственной отрасли необходимо создание современных оптово-распределительных центров, способных принимать, осуществлять качественную переработку и хранение производимой нами продукции.

Однако согласно приказу № 381 Министерства сельского хозяйства данную форму государственной поддержки могут получить лишь крупные предприятия, так как минимальный порог в данном приказе установлен не менее 30 тысяч тонн обрабатываемой продукции. Мы же сегодня производим в разы меньше. Много факторов, которые мешают, в том числе отсутствие ОРЦ.

В.Путин: Отсутствие чего?

С.Кривуца: ОРЦ – оптово-распределительных центров современных.

В.Путин: Понятно. ЧК, НКВД, ОРЦ. Пугаете нас только аббревиатурами.

С.Кривуца: Создание же небольших оптово-распределительных центров, ОРЦ, в нескольких районах Крыма позволит в первую очередь уменьшить расходы сельхозпроизводителей, связанные с перевозкой, хранением и обработкой продукции, снизит потери, которые на сегодняшний день составляют до 30 процентов и более.

Для этого мы предлагаем рассмотреть возможность уменьшения установленного порога в данном приказе и создания небольших эффективных центров, способных оказать весь спектр услуг. Для этого необходим экспертный подход. То есть каждый район необходимо рассматривать и согласно наличию воды, и согласно используемой земли. Здесь необходимо привлекать экспертов. Может быть, в одном районе 10 тысяч [тонн сделать], в другом районе – пять.

В.Путин: Понятно. Спасибо.

Я, конечно, не знаю этого приказа, № 381. Александр Николаевич здесь, руку поднимает, я сейчас дам ему слово, он расскажет.

Насколько я себе представляю, эта работа ведётся в министерстве, там уже принято решение в этих ОРЦ как раз снизить объёмы хранения до 10 тысяч. Так, Александр Николаевич? Но есть и плодоовощные хранилища – ещё такая есть структура, для плодов, по‑моему, до 500, для картофеля, овощей – до 1000 тонн. Поэтому те, кто организует такие мероприятия, имеют право на субсидию.

Почему я Александру Николаевичу не даю говорить, я хочу, чтобы он дослушал, что я скажу сам. Честно говоря, для Крыма как пилотный проект я сделал бы то, что они просят. Пускай будет там, где плодоовощное хранилище, 500 или 1000 тонн, достаточно, но до 5 тысяч я бы дал такую возможность хранения в этих оптово‑распределительных центрах.

Пожалуйста.

А.Ткачёв: Кроме того, это объединит фермеров и уберёт так называемых перекупщиков, которые сегодня приезжают в поля, покупают и привозят на рынок, на привоз.

В.Путин: Да. Александр Николаевич, то есть Вы согласны, да? Скажите «да», садитесь, и всё.

А.Ткачёв: Нет, и буду спорить.

В.Путин: Демократия у нас в России, чтоб вы понимали.

А.Ткачёв: Особенно в Крыму. Это очень чувствуется.

Уважаемый Владимир Владимирович! Коллеги!

На самом деле тема очень важная и стратегическая для Крыма и в целом для всей России. Мы имеем здесь мощностей [хранения] порядка 35 тысяч, нужно еще 50 построить в ближайшие пять-семь лет, чтобы полностью по высоким технологиям хранить овощи, фрукты и другую продукцию.

Дело в том, что такое ОРЦ?

В.Путин: Сейчас он Вам скажет, что невозможно разделить помещение для того, чтобы в одной его части хранить эффективно одни продукты, а в другой – другие. Правильно?

А.Ткачёв: Да, правильно. Это раз.

 В.Путин: У нас с ребятами каждый шаг уже записан Ваш, понимаете?

А.Ткачёв: Тем не менее я продолжаю.

Во‑вторых, по оценкам экспертов, собственно, десятитысячники наиболее рентабельны.

И в‑третьих, многие путают ОРЦ и овоще- и картофелехранилища. 500 и 1000 тонн – это как раз то, что необходимо. Мне кажется, давайте мы ещё раз с экспертным сообществом, естественно, с фермерами, с руководителями предприятий сядем и обсудим, глубоко изучим эту тему, потому что мы с 30 тысяч опускаемся на десять – наше предложение. Есть и на пять, но мне кажется, игра не стоит того, чтобы мы поломали, в общем‑то, схему, технологии, которые были придуманы, когда мы писали госпрограмму импортозамещения.

Владимир Владимирович, позвольте, мы оценим ситуацию и о принятом решении Вас проинформируем. Думаю, что это будет то решение, которое устроит всех, по крайней мере, большинство участников этого рынка.

В.Путин: Чувствуется, что Александр Николаевич не просто министр, он же губернатором был ещё совсем недавно. И видите, как у нас началась дискуссия. Я: скажите да. Он говорит: нет. Теперь говорит: давайте встретимся, обсудим. То есть трансформация взглядов происходит постепенно.

Знаете, о чём я хотел бы сказать и просил бы вас подумать, теперь уже без всяких шуток? Значительная часть сельского хозяйства Крыма была основана на воде, получаемой из канала, который сопредельное государство закрыло и этим самым поставило сельское хозяйство республики в очень сложное положение. До конца ни Министерство сельского хозяйства, ни руководство республики и города Севастополя пока все эти проблемы так и не решили, потому что мы все вопросы с водоснабжением ещё не решили.

Для Крыма можно было бы сделать исключение в этой связи. В других регионах такой ситуации нет. И я вас прошу, когда вы будете принимать окончательное решение, иметь это в виду.

Е.Цокур: Продолжая тему водообеспечения, хотелось бы предоставить слово доктору геолого-минералогических наук Виктору Тарасенко.

В.Тарасенко: Добрый день, Владимир Владимирович! Добрый день, Станислав Сергеевич!

Я представляю здесь и наш крымский Общероссийский народный фронт, и учёных-экологов Крыма. Вода – мы сейчас об этом говорим – это действительно важнейший ресурс, от которого много чего зависит, прежде всего, конечно, развитие аграрного сектора.

В связи с известными событиями мы оказались в той ситуации, что нужно делать ставку на собственные ресурсы Крыма. В этом плане специалисты водохозяйственного комплекса Крыма и учёные Крыма разрабатывают, продолжают разрабатывать концепцию, спорят о том, как нам организовать хозяйство, чтобы максимально использовать наш потенциал крымский, гор и предгорий, а он немалый в принципе. Рационально, разумно распределить эту воду, восстановить так природную среду, реки, озёра подземные, чтобы мы могли не загрязнять, а сохранить эти воды – это раз.

Идёт поиск альтернативы. Альтернатива – это деминерализация минерализованных грунтовых вод, которые не использовались, это опреснение морской воды, что в мире принято, это, конечно, очистка сточных вод. У нас мощный дренажный сток территорий, и города дают порядка 35 миллионов кубов, Симферополь, Севастополь и так далее. Около 150 миллионов кубов только сточных вод, их немножко надо доочистить, и они могут идти на сады, огороды и решать проблемы, которые мы сейчас обсуждали. Но это стратегия.

Сегодня много идёт переговоров и дискуссий особенно о межрегиональном перебросе вод, о том, чтобы Республика Крым дала воду Севастополю и так далее. Это нужно решать, это в пределах Крыма.

Но есть актуальная задача, она беспокоит нас, – это пресная вода для жителей Крыма и гостей сегодня. Получается, что есть очень серьёзная социальная несправедливость. Есть регионы экономически достаточные. Это Алушта, Ялта, Симферополь, Евпатория. Жители получают воду по 20 рублей за кубометр, кто‑то чуточку больше. Есть регионы, где вообще – в горном Крыму – 5 рублей за кубометр, а есть, как Ленинский район, 112 рублей за кубический метр, 60 рублей, 80 рублей в степном Крыму. Итак люди там климатическими и природными условиями ограничены, сегодня там сложные условия в связи с отсутствием Северо-Крымского канала, и ещё вот эти экономические проблемы.

Проанализировав ситуацию, мы убедились в том, что здесь есть такие моменты, что два рядом села находятся, одна и та же фирма – «Чистота и порядок» в Кировском районе – одним поставляет за 20 рублей за кубометр, другим за 60.

То есть нужно поработать, очевидно, и нашей Федеральной антимонопольной службе. Конечно, должны быть даны Вами совместно с нами поручения нашему Правительству, Комитету по формированию цен и тарифов найти способ в рамках наших возможностей, чтобы как‑то уравнять плату за воду, поднять её выше. Ведь в России уровень всё‑таки немножечко повыше оплаты, и могли бы поднять для тех, кто сегодня получает даровой природный продукт, а другой платит за него очень большие деньги.

Собственно говоря, с просьбой, чтобы такие поручения были даны, шло у нас обсуждение на площадках. Мы, «фронтовики», должны быть ближе к народу. И сегодня вода – важнейший жизненный ресурс, она должна показать, как мы работаем на свой народ, на свой регион.

Спасибо.

В.Путин: Мы все помним ещё с кинофильма «Волга-Волга»: без воды и ни туды, и ни сюды. Это действительно важнейший ресурс. Слава богу, в России мы богаты водой.

Здесь есть проблемы, в Крыму. На первом этапе этот вопрос стоял очень остро, особенно после того, как отключили от канала наши соседи. В целом – вы наверняка это знаете – острота проблемы, особенно острота, связанная с питьевой водой, в целом снята, именно острота, проблема в целом ещё не решена, но острота снята.

Мы направили на решение этой задачи из федерального бюджета 23 миллиарда рублей с лишним. С 2015 по 2020 год ещё в федеральной целевой программе по развитию Крыма и Севастополя планируется ещё свыше 40 миллиардов рублей. Важно, чтобы эти деньги были рационально израсходованы и чтобы мы добились нужного результата. Это и скважины внутренние, это и водоводы возможны, опреснение или деминерализация, как Вы сказали.

Много способов. Я сейчас не буду углубляться в детали. Таким людям, как Вы, даже виднее, какой способ является наиболее эффективным. Вместе с привлечением таких специалистов, как Вы, федеральные органы власти и региональные эту проблему должны решить и обязательно решат, у меня в этом сомнений нет никаких. Россия в состоянии решить этот вопрос. Россия в состоянии решить этот вопрос, и мы решим его. Вопрос только в том, чтобы рационально деньги тратились на это, чтобы мы деньгами не разбрасывались.

Что касается разницы в оплате. У нас сбор идёт в муниципалитеты за заводы [предприятия], и муниципалитет назначает. Мы сейчас дискутировали с Министром сельского хозяйства, он до недавнего времени был губернатором Краснодарского края, как вы знаете. Даже в Краснодарском крае от одного муниципалитета к другому, соседние районы, разница в оплате воды где‑то в пять, а то и в шесть раз. В Калмыкии в два раза разница в оплате воды у близких муниципалитетов и так далее. Да, при этом в разных районах люди всё‑таки и живут немножко по‑разному, и доходы разные у людей. Мало того что где‑то воды больше, но там, может быть, и доходов поменьше, поэтому заставлять их платить за воду больше – тоже вопрос, это первое.

А второе, как перекачивать деньги, полученные в одном районе, в другой район. Это их право – назначать тот тариф, который муниципальные органы власти считают правильным. Нужно подумать, с тем чтобы тем не менее было поровнее, что называется. Кроме как субсидированием, мы этот вопрос не решим.

Попрошу Сергея Валерьевича и исполняющего обязанности губернатора Севастополя подумать на этот счёт, если в Севастополе есть такие же проблемы, и просто представить свои предложения на этот счёт.

Но, конечно, если такая большая разница в оплате воды в близких, особенно в близких населённых пунктах, то вопрос выравнивания не праздный, здесь я с Вами согласен. Давайте подумаем все вместе.

Источник: www.kremlin.ru


ОтменитьДобавить комментарий